Времена жизни

Все дети любят лето или зиму,
Ах, для детей — прекрасная пора!
Ведь летом можно в речке — рыбу!
Зимой в лесу — снеговика!

Кто повзрослел — предпочитает осень,
А безнадёжным нравится весна —
Они сложней, они ведь так похожи
На миг, что оставляет их без сна…

Кто прожил жизнь, тому всё безразлично:
Те влюблены и в холод, и в жару!
С улыбкой те встречают ветер жизни,
С улыбкой те уходят днём во тьму…

И я люблю любое время года!
Лишь бы не снег! и солнце не пекло.
Противный ветер не даёт покоя
И листья, что стучатся мне в окно.
Июнь 2015

В советское время Анна Ахматова была подвержена жестокой цензуре и травле. Постановлением Центрального комитета КПСС 1946 года Ахматова была исключена из Союза писателей СССР за то, что являлась «типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии». Но Анна Ахматова предвидела нелюбовь секретариата ещё в 1930-е годы.


***
За такую скоморошину,
Откровенно говоря,
Мне свинцовую горошину
Ждать бы от секретаря.

1930-е гг.

***
От первого лица во времени прошедшем
Непредставим глагол — единственный причём.
«Я умер» — так дано сказать лишь сумасшедшим,
Что любят прихвастнуть немного раньше, чем
Свершить глаголом сим означенное дело.
А тут иное всё.
Вкруг пальца смерть обвёл.
Отпело. Отжило. Отбыло. Отболело.
Отпеть. Отжить. Отбыть.
Но не сказать глагол.
А вот покуда жил, то пребывал я между
Деянием и тем, что им я называл.
Любил и целовал.
Но к строкам писем нежных
Целую и люблю
Всегда я прибавлял.
Я умер, не назвав, того, что сам исполнил.
Как птица, как душа, как выдох или вдох,
Как песенка, как рог, что до краёв наполнен
Маджари золотым. Или как дай Вам Бог.
Но прежде, чем уйти в чистейшее деянье,
Все имена-дела в реестр последний свёл.
И перецеловал все вещи мирозданья.
И лишь тогда отбыл в несказанный глагол.

Вадим Рабинович.

***
Родиону Дееву, а не Хубилаю или Фейерабенду,
Финкельберг, Веронезе, Бонифаций и Ядринцев
Из Комсомольска-на-Амуре и Ростова-на-Дону,
Смеренбурга, Оренбурга и разве что не с Бургойна
Под Волопасом, Козерогом (или под Козельском…)
Отправляют многочисленные благодарности! — тому,
Кто умудрился собрать их всех в одном месте.

Художник Борис Анреп близко общался с поэтом Анной Ахматовой. Перед тем, как он решил навсегда уехать в Великобританию, он сказал Ахматовой, что ему ближе «покойная английская цивилизация разума, а не религиозный политический бред». Анна Ахматова ответила ему стихотворением.

***
Высокомерьем дух твой помрачен,
И оттого ты не познаешь света.
Ты говоришь, что вера наша — сон
И марево — столица эта.

Ты говоришь — моя страна грешна,
А я скажу — твоя страна безбожна.
Пускай на нас еще лежит вина, —
Все искупить и все исправить можно.

Вокруг тебя — и воды, и цветы.
Зачем же к нищей грешнице стучишься?
Я знаю, чем так тяжко болен ты:
Ты смерти ищешь и конца боишься.

Когда я прочитал это стихотворение, я не смог удержаться от ответа.

***
Вокруг меня — и воды, и цветы.
А я всё к нищей грешнице стучусь.
Ахматова, поправлю, уж прости!
Конца ищу, но смерти не боюсь.