Агамемнон (Эсхил)

После моего небольшого успеха в театральном классе для non-major’s мне предложили записаться на курс “The Actor-Director Dialogue” по режиссерской и актерской игре профессора Раша Рэма. И я на него записался. Этот курс оказался очень объёмным: шесть часов в неделю + чтение и подготовка во внеклассное время. Поэтому в прошлой четверти о театре я думал очень и очень много.

Раш Рэм вместе с Марти (из прошлой части)

Сначала мы все перезнакомились. Это заняло половину первого занятия. Для сравнения: в предыдущем классе мы знакомились половину курса. Мы немного поиграли в театральные игры, но уже к концу первого занятия мы начали работать над пьесами.

Работа проходила следующим образом: каждую неделю профессор выбирал людей, которые будут режиссировать. Остальные — играют в избранных сценах. Каждый из нас режиссировал как минимум три сцены, а в остальных мы были актерами.

Это одна из основных идей курса: для режиссера полезно играть в театре, чтобы понимать, что требовать от своих актеров. Если режиссер никогда не играл, он может не понимать трудностей, которые возникают у актеров. Собственно, курс так и называется: диалог между актером и режиссером.

Первые две недели мы ставили сцены из Агамемнона Эсхила. Это древнегреческая трагедия из трилогии Орестея. Вообще, Эсхил — один из самых влиятельных древнегреческих драматургов, которые заложил основы жанра трагедии.

Сюжет трагедии хорошо известен всем древним грекам, поэтому Эсхил не представляет нам персонажей и описания событий. Так как моя аудитория не состоит из древних греков, я опишу, что происходит:

Агамемнон — греческий царь, который предводил греческим войском во время Троянской войны. Он — один из самых героических героев во всех древнегреческих мифах. Перед своим отправлением в Трою, он принёс в жертву свою дочь (на удачу).  Это очень не понравилось его жене Клитемнестре. Поэтому, когда Агамемнон вернулся после десятилетней войны домой и пошёл в баню, Клитемнестра его зарубила топором. На самом деле Клитемнестра изменяла Агамемнону с его двоюродным братом Эгисфом, поэтому у неё было целых две причины зарубить Агамемнона.

Для современного зрителя в трагедии присутствует необычный элемент, который практически отсутствует в современном театре. Это — хор, предположительно состоящий из городских жителей. Хор пронизывает всю театральную постановку, и всегда находится на сцене, реагируя на происходящее и раскрывая чувства и предысторию событий (да-да, небольшая предыстория там была.)

Хор настолько необычен для современного зрителя, что он иногда выглядит даже слишком современно. Но на самом деле хор просто выполняет роль спецэффектов, дополняя постановку и игру актеров. Вопреки своему названию, хор не только поёт, но и танцует, и показывает вспышки из прошлого, разыгрывая сцены жертвоприношения или отъезда героев на троянское сражение.

Именно наличие хора сделало для меня первые две недели особенными, потому что в дальнейшем мы ставили более привычные для меня вещи. А первые две недели, мы танцевали, изображали сцены из древнегреческих мифов и ставили своеобразную хореографию движений по сцене. Очень здорово.

Наш профессор Раш Рэм сам перевёл Агамемнона (и всю Оресетею) с древнегреческого на английский, когда ставил её в Австралии. Его перевод получился прикладным и не очень высокопарным, однако для меня язык всё равно был сложноват, поэтому я параллельно читал русские переводы. Вот они-то оказались запредельными. Языковые выкрутасы, отсылки к греческим мифам, куча ремарок и комментариев. Позднее я даже сравнил разные английские переводы с разными русскими, и русские переводы оказались самыми полезными для понимания.

Сначала мои однокурсники относились ко мне немного холодно. В первые две недели мне выпало быть актером, а не режиссером, поэтому меня ставили на разные неважные роли. То я был алтарем, который носили по сцене, то духом греческого воина, и у меня практически не было слов. Из-за моего акцента и общего непонимания в начале мне не давали делать ничего серьёзного. Но уже к концу второй недели я заслужил равное со всеми отношение.

К сожалению, в начале курса я не снимал видео, поэтому мне нечего показать и разобрать на примерах, но самой интересной частью во всех постановках была игра с хором. Так как ему можно было дать любую функцию или роль, это превращалось в наплывы воспоминаний, песни, танцы и физический театр.

Поэтому при чтении пьесы или просмотре в театре, обратите внимание на все роли, которые выполняет хор, и как он заменяет спецэффекты, которые всё чаще стали появляться в современной театре. Наличие хора в течение всей пьесы превращают обычную историю в эпос, и на это приятно смотреть.

А в следующий раз я расскажу о своем первом режиссерском опыте. Я режиссировал сцену из Сна в летнюю ночь Шекспира, где Елена преследует Деметрия в лесу. Там и шекспировский размер, и комедия, и неловкие диалоги. И там будет видео.

Агамемнон (Эсхил): 3 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s