Я люблю детей

В наше время даже такая безобидная фраза может послужить причиной для неприятных ассоциаций. Но всё настолько просто, насколько это звучит: я люблю детей.

С самого раннего возраста, когда я начал гулять с друзьями во дворе, я любил проводить время с детьми младше меня. Меня хорошо знали их родители, потому что я играл и заботился об их детях. Мне нравилось, какие игры они придумывали, как они в них играли, что их заботило, и чему они удивлялись. Мне казалось, что дети понимают вещи, которые не понимают взрослые. Дети готовы предложить самые смелые и неожиданные идеи — идеи, которые спустя время образование и воспитание спрячет далеко в их подсознании.

В Древней Греции считалось, что дети — это маленькие и несовершенные взрослые. Однако современная психология не разделяет этого мнения. Дети — это не маленькие взрослые. Их картина мира фундаментально отличается от картины мира взрослого человека. Ещё не наученные жить по сценарию и повторять родительские психологические игры, дети искренне смотрят в глаза и говорят: «Привет!» — навык, который люди теряют, когда перенимают родительский опыт. (Позже я напишу подробнее про сценарии в трансакционном анализе.)

Когда я стал чуть взрослее, у меня появилась сестренка. Мы жили вместе, и я проводил с ней много времени. Конечно, мы играли с ней в игры. А когда она подросла, она стала первым зрителем моих фокусов, танцев и всего остального.

Потом я стал заниматься ирландскими танцами, и меня попросили помочь провести праздник для детской секции. Я согласился, и мне очень понравилось. Так я стал постоянным участником всевозможных детских мероприятий.

Я играл Мумию, Аладдина, Мышиного короля, Ковбоя, Кота и просто Танцора в свите Святого Патрика. Я помню, как в конце праздника я вышел к детям в костюме мумии и сказал: “Помогите мне размотаться, я запутался!” На меня побежала орава детей, повалила меня на пол и начала раскручивать мой костюм. Это одно из самых замечательных воспоминаний в моей жизни. Мне очень нравилось продолжать общаться с детьми и придумывать разные игры и забавы. Это было здорово. (Только теперь я понимаю, что, возможно, у меня был какой-то театральный опыт ещё до моего первого театрального кружка.)

Но потом танцы закончились, я поступил в университет, моя сестра подросла, и дети пропали из моей жизни. Редкие встречи с родственниками позволяли мне общаться с их детьми, но это случалось всё реже, а когда я переехал в Москву, общение с детьми и вовсе сошло на нет.

За последние несколько лет я практически не общался с детьми. И это логично, потому что у меня нет на то хороших причин. Я больше не могу играть с незнакомыми детьми (причины очевидны). У моих знакомых и друзей детей нет. Да и я переехал в США, где только начал обрастать новыми друзьями. Я не занимаюсь танцами, не участвую в детских утренниках, и дети просто исчезли из моей жизни.

Одна из возможностей начать общаться с детьми — это устроиться в математический летний лагерь. И я всё чаще начинаю об этом задумываться. А до тех пор, каждый раз когда я вижу детей в обеденных залах или на улице, я на мгновение замираю, глядя на них, и сдерживаю улыбку, чтобы не нарушить социальные нормы. А потом я иду дальше, погруженный в свои детские воспоминания.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s