О том, как я получил компенсацию за нарушение интеллектуальных прав

Когда мне было шестнадцать лет, у меня не было никаких фактических достижений, но мне очень хотелось как-нибудь самоутвердиться. Вести себя как самовлюбленный засранец мне начало надоедать (и людям вокруг меня), поэтому я решил получить какое-нибудь общественное признание. Так я решил писать статьи на хабр.

О чем писать человеку, который ничего не умеет? Конечно, о мотивации и продуктивности. Так я начал писать статьи, пересказывать прочитанные книги, а потом и просто рассказывать свои наблюдения по поводу тайм-менеджмента. Никакого профессионализма, никаких отсылок, просто мнение школьника о работе.

На удивление, я попал “в волну”. Мои статьи быстро стали популярными, их стали репостить в недавно появившиеся паблики Вконтакте и публиковать на разных сайтах.  Суммарно я набрал миллионы просмотров по всему интернету.

Тематика моих статей совпадала со специализацией московского издательства “Манн, Иванов и Фербер”. Наверное, поэтому они связались со мной, спросили мой адрес, и отправили мне по почте несколько книг по управлению времени, силе воли и мотивации. Бесплатно. Просто потому, что они хотели поддержать меня в моей тематике.

Более того, так как я написал несколько популярных статей в течение месяца, из-за своеобразной системы рейтинга хабра, я попал в десятку самых популярных авторов, и получил ещё больше внимания и просмотров. Мой план по получению общественного признания сработал.

Одна из моих статей оказалось особенно популярной. Я описал своими словами, что такое мнемоника, и как ей пользоваться, чтобы эффективно что-нибудь запоминать. Эта статья набрала почти 200 000 просмотров только на одном хабре, и было опубликована в самых неожиданных местах интернета. Одним из таких мест оказался паблик российского блоггера Ларина: https://vk.com/wall-66697608_831962. Конечно, никто никогда не указывал авторства, но от интернета этого и не ожидаешь.

Однако статья приобрела такую популярность, что если вбить в гугле “Мнемоника”, определение из моей статьи попадает в гугловскую рамочку и опережает википедию. Из-за этого многие сайты стали использовать моё определение мнемоники как основное, и всё это зашло слишком далеко.

Первого января 2019 года я узнал, что моя статья практически в полном объеме была опубликована в составе книги по менеджменту одного украинского бизнес-тренера. В книге не было ни ссылки на мою статью, ни указания авторства. Книга продавалась (и продаётся) в разных магазинах и площадках, принося автору деньги за чужой интеллектуальный труд. Это уже нехорошо.

Я решил что-то с этим сделать, и мне очень повезло. В Москве моим соседом по общежитию был юрист по интеллектуальным правам Александр Мухгалин, и я написал ему с вопросом о том, как лучше поступить в моей ситуации. И я увидел как работают профессионалы. Мы сразу определили, что лучше добиваться мирного досудебного урегулирования, оценили размер компенсации за нарушение интеллектуальных прав, и Саша написал формы документов, где каждое слово было подкреплено буквой закона. Не каждый математический текст обладает таким количеством доказательств.

Конечно, вскоре автор книги согласился на мирное соглашение и выплатил запрашиваемую компенсацию. (Я не имею права раскрывать детали соглашения.) Всё закончилось хорошо. Я получил интересный опыт. Оказывается, и в России можно добиваться справедливости через букву закона даже по поводу таких абстрактных вещей как интеллектуальные права на статьи из интернета. Главное — знать свои права и найти хорошего юриста.

7 этапов отношений с математикой, о которых лучше знать

Из архива: https://telegra.ph/Soderzhanie-02-08 (пародия на текст из интернета про конфетно-букетный период в отношениях.)

Мы сами выбираем себе область математики. Однако, чтобы ощутить настоящую любовь в математической жизни, нужно познать основы, подружиться, а потом уже полюбить. Многие ложно считают любовью первый научно-популярный период. Ведь, как только романтика уходит, розовые очки падают, математики сталкиваются с первыми сложностями, первыми испытаниями отношений. А кто-то считает – любовь к математике прошла.

Преданность и терпение – главные качества любви. Если вы решили, что в ваших отношениях с математикой «любовь закончилась», будьте уверены, что она еще и не начиналась.

Эти семь этапов отношений, которые покажут вам, почему настоящая любовь и настоящие отношения к математике приходят со временем:

1. Научно-популярный этап

Научно-популярный период продолжается около 18 месяцев. Так как у мужчины и женщины, когда они влюбляются в математику, вырабатываются в организме гормоны, которые помогают видеть мир в ярких красках. В этот период им все кажется удивительным в математическом мире. Они чувствуют себя, как будто в состоянии наркотического опьянения.

Не следует в этот период принимать судьбоносные решения, ведь действие этого опьянения рано или поздно прекратится, все станет на свои места.

начинающий математик смотрит на формулу Эйлера

2. Этап перенасыщения

В этот период вы начинаете трезво смотреть на ваши отношения с математикой, море чувств утихает, вы постепенно привыкаете к ней. Следствием этого является изменение вашего поведения — вы начинаете вести себя более раскованно и естественно.

3. Этап отвращения

Этап отвращения не избежать при любых продолжительных отношениях. Раздражение от сложных доказательств характерны для этого этапа. Вам кажется, что самый простой способ избежать всего этого — прекратить заниматься математикой. Прекратив, вы вскоре снова вступите в научно-популярный этап с другой областью, и начнете проходить этапы заново, пока не дойдете до этого и не перейдете к следующему.

4. Этап терпения

На этом этапе математики приобретают мудрость. Некрасивые доказательства уже не носят такой драматический характер, ведь математики знают, что теорема верна, а публиковаться всё равно надо. Если математики делают всё, чтобы развить у себя терпение, с годами к ним приходит мудрость.

доказательство разбором случаев

5. Этап долга или уважения

Это первый этап настоящей любви к математике, ведь до этого любви ещё не было. Математики начинают понимать свои обязанности, думая не о том, что им должна математика, а о том, что они могут сделать и дать своей любимой.

6. Этап дружбы

В этот период математики становятся очень близки с их областью. Они доверяют ей, как самым близким друзьям. Этап дружбы открывает дорогу к настоящей любви.

7. Этап настоящей любви

К настоящей любви идут очень долгое время, проходя через сложные жизненные этапы и ситуации. Настоящая любовь к математике — это не то, что неожиданно падает вам с неба, как считают многие. Для настоящей, взрослой любви математик созревает, отказываясь от эгоизма и предрассудков.

Как я не стал поэтом года

Из архива: https://telegra.ph/Soderzhanie-02-08

Наверняка многие знают о площадке https://stihi.ru/ для публикации стихов. Каждый год они устраивают «национальную литературную премию „Поэт года“» (http://poetgoda.ru/).

Так как я иногда пишу стихи (https://www.stihi.ru/avtor/naprienko), я решил номинироваться на эту премию. На удивление, я прошёл отбор и был номинирован.

Дальше интереснее. Для следующего этапа необходимо напечатать свои стихи в их альманахе, и это стоит денег (1 страница — 1000 рублей). И тут я начал что-то подозревать.

В интернете я нашёл разгромные статьи о том, что эта премия, как и сам портал, ничего из себя не представляют, что они лишь зарабатывают деньги на графоманах, и что отбор проходит почти всякий.

Последнее меня заинтересовало, и я решил провести эксперимент. Я создал ватрушку (https://www.stihi.ru/avtor/vatrushka2018) и написал пару стихотворений за 20 минут, после чего подал на конкурс.

И что бы вы думали? Ватрушка прошла.

На этом фоне особенно смешно смотрятся всякие газеты, которые пишут о номинации как о некотором событии:

http://stv24.tv/novosti/studentka-stgau-nominirovana-na-vserossijskuyu-literaturnuyu-premiyu/

http://www.bstu.ru/about/press_center/news/44057/professor-shevchenko-nominirovan-na-premiyu-poet-goda-2016

https://sakhalin.info/news/143789
и так далее.

Даже ватрушка может пройти, о чём речь?

Театральный кружок (часть 2)

Первая часть: https://naprienko.blog/2019/03/10/theater-class-1/

В прошлой части я рассказывал о том, что преподавательница предварительно предупредила нас об опозданиях и пропусках занятий. Пара опозданий или пропуск — и вы вылетаете с курса. К сожалению, во время одного из занятий в Остине был фестиваль музыки Austin City Limits, где выступал Пол Маккартни (об этом я ещё напишу), и это для меня было важнее, чем какой-то театральный кружок. Поэтому за две недели до концерта я написал ей письмо, где извинился за будущий пропуск занятия и объяснил, что на Пола мне ехать надо, а идти на занятие — не очень. К моему удивлению, ответом было «Ok.»

Ок.

Как оказалось, за посещением вообще никто не следил. Люди пропускали занятия месяцами, опаздывали, и никому ничего не было. Можно было и не распинаться с объяснениями моего единственного пропуска. Ну да ладно.

Сразу после моего возвращения на театральном кружке состоялся необычный класс. Вместо театральных игр у нас был воркшоп по работе на камеру от актёра и режиссера Marty Pistone.

Преподавательница Kay и приглашенный актёр Marty

Он поставил в классе какой-то громоздкий штатив с разными ручками и уровнями, которым он виртуозно управлял. Но самое смешное, что в штативе был закреплен обычный iPad, а не крутая навороченная камера. Смысла в этом трюке я не увидел, но выглядело забавно.

Сначала мы все перезнакомились и рассказали немного о себе. Когда дошла очередь до меня, Марти почему-то обратил особое внимание и спрашивал больше разных вопросов, чем остальных. Чем-то его удивило, что русский математик может пойти в англоязычный театр.

Сам Марти рассказывал нам истории из его карьеры, например, о том, как он нашёл своего первого агента. С его слов, он сидел и ждал проб в большой очереди из актеров. Их всех звали по пробы одного за другим, а Марти оказался в самом конце списка. Будучи вспыльчивым, когда наступила его очередь, он ворвался в дверь, бросил чемодан в сторону «жюри» и начал свой эмоциональный монолог. Когда он его закончил, он не дожидался реакции и собирался уходить, но его остановили и таки взяли на роль. Как ему сказал агент: «Вы единственный, кто не побоялся сделать что-то необычное.» Творческая среда!

После парочки историй, мы перешли непосредственно к воркшопу. Мы получили несколько общих рекомендаций о том, как вести себя на камеру, и начали практиковаться. Марти решил взять у нас интервью с неизвестными нам заранее вопросами, а потом всем вместе проанализировать на видео то, как мы себя вели. И он сказал: «А начнём мы с русского математика!» И я пошёл.

Он задал три случайных вопроса, среди которых были «Каким недавним событием вы гордитесь?» и «Справедлива ли жизнь?» На первой вопрос я ответил что-то про поступление в Стэнфорд, ответ на второй вопрос, к моему большому удивлению, сохранился на видео (третий вопрос я забыл.):

It. Is. For. Nature.

Да-да, я знаю, с таким английским мне бы дома сидеть, а не в театральные кружки ходить. Но всё-таки было интересно наблюдать за своим поведением перед камерой. После того, как все прошли интервью, мы начали анализировать наши видео. И начали с моего.

Марти засыпал меня комплиментами. В первую очередь, он сказал, что я перед камерой даже более расслабленный, чем в жизни. Он отметил мою естественную жестикуляцию и открытость и сказал, что со мной он мог бы работать. Дальше мы обсуждали, какие роли мне могли бы подойти. К сожалению, ничего интересного не предложили: студент, одаренный преподаватель или маркетолог типа Стива Джобса. Но всё равно было весело и необычно.

В следующей части я расскажу про то, как мне достался мой партнер по сцене и про процесс репетиции к финальному представлению.